Travel & Photography

Travel blog

Globetrotting with the camera and that guy.

Chame – Upper Pisang

 

Неожиданно много времени стало уходить по утрам на сбор рюкзака. По часу мы могли складывать и перекладывать вещи. Хотелось, чтобы рюкзак был удобный и всё было под рукой. Ранним утром наступает особенный вид тупизма и как-то не думаешь, что это же время можно потратить уже на маршруте, если таки понадобится что-то достать. И достать обязательно понадобится, только не то, что ты предусмотрительно положил наверх. Ещё больше времени уходит на завтрак. Хотя его заказывают предыдущим вечером с указанием конкретного времени, готовить еду не начнут, пока ты не придёшь в столовую. Поэтому большую часть завтрака твоя функция — освещать столовую своим голодным лицом. В этот день завтрак опоздал на рекордные сорок минут, и на маршрут мы выходили уже под ярким солнцем.

 
 
 
 

В местном полицейском участке никого нет, и мы не регистрируемся. Проходим мимо, охватив взглядом быт охранников порядка. Оказывается, на нашей планете тоже обитают люди, использующие настольные календари.

20170420-IMG_4815.jpg
 
 
 

Меня удивили висячие мосты на маршруте. Я знала об их существовании и представляла их себе таким разболтанными деревянными качелями с зияющими дырами. Мосты оказались новые, металлические, с надёжной конструкцией. По таким ходить не страшнее, чем по тропинке рядом. И самое приятное: одну половину моста нужно идти вниз. Вот это отдых!

 
 
 

Дома нас считают отчаянными и смелыми путешественниками. На самом деле мы ходим только по проверенным маршрутам, а путь вокруг Аннапурны — один из самых популярных в Непале. Поэтому медитативное одиночество в горах нам не очень доступно. С нами по пути идёт толпа туристов с разной степенью подготовки. Есть самостоятельные путешественники, есть группы с гидами, некоторые берут себе и портера. Особенно удивительно выглядят здоровенные лбы с маленькими рюкзаками не шире их накачанной шеи. Сначала кажется странным, что такая гора не может нести свой рюкзак, но потом понимаешь, что ведь и тебя никто не заставлял напрягаться, каждый делает свой выбор. К тому же, люди с портерами вносят ценный вклад в развитие экономики Непала. Ведь мы здесь уже не просто путешественники, а инвесторы.

Иногда возникает ощущение, что мы вышли на шоссе, только вместо машин — корзинки портеров и затылки туристов. Потом маршрут сворачивает на тропинку, по которой почему-то идём только мы одни. Потом опять шоссе и подъём по серпантину с бесконечным числом поворотов. Для таких резких подъёмов я применяю подход улитки и ползу медленно, хотя иногда и обгоняю людей, что резко стартовали и теперь сели отдышаться.

Я вообще в горах хожу медленно и постоянно останавливаюсь фотографировать. Основная моя работа на тропинке — пропускать обгоняющих. Ваня терпел это первые пару часов, потом начал придумывать страшилки и подгонять меня: идём, а то пойдёт дождь, стемнеет, поднимется ветер или придёт йети. В первые дни даже норовил пропустить священный обед, чтобы сэкономить время. Так мы и бранились первые несколько дней, потом у него разболелась голова и он сдался.

 
 
 
 

Долгое время подъём идёт по хвойному лесу, пахнет офигенно. Один из немногих отрезков, где чувствуешь себя расслабленно. Как ни странно, в высоких горах я ожидаемого единения с природой не испытываю. Там, скорее, ты борешься против неё в виде ветра, мороза, солнца, дождя и камней. Здесь же, в лесу, ещё есть что-то живое, к которому можно испытывать симпатию, а не просто священный трепет перед гигантской разрушительной силой.

 
 
 
 

Перед походом мы начитались про горную болезнь и делаем всё по советам. Набирать высоту понемногу, отдыхать ниже, делать вылазки выше, пить много воды, не пить алкоголь и кофе, не бегать. Некоторые люди пьют таблетки, что помогают облегчить симптомы, но мы решили, что мы выше всего этого, да и времени не было исследовать. Ещё не так высоко, чтобы страдать, но уже самое время делать небольшие подъёмы над селом, чтобы привыкнуть к высоте. Идти без рюкзака очень странно, чувствуется лёгкость в плечах. Мимо нас с горы галопом пробегают коровы, закидывая над хвостом задние копыта. Мы никогда не видели, чтобы эти степенные животные когда-нибудь так носились. Может, они тоже восхищены видами вокруг.

 
 
 
 

В деревнях не много декора, но когда он есть, хочется фотографировать не переставая. В каменной стене тонкий узор деревянной рамы, на которой ещё сохранились следы краски, выглядит не хуже драгоценного камня в оправе. 

 
 
 

Мне нравится, как буддисты придумывают себе изобретения, механизирующие чтения молитв. Отсюда барабаны: в них спрятаны тексты молитв, и когда барабан крутится, эти тексты «зачитываются». Барабанов бывает много видов: большинство люди крутят руками, но есть и вращаемые лопастями от протекающего мимо ручья, или огромные барабаны-карусели, для которых строится отдельная будочка, их нужно крутить за специальную верёвку и бегать вокруг. Флажки работают похоже: их развешивают на склонах и их считывает ветер. Некоторые скалы исчерчены линиями этих флажков, как электропередач. Есть ещё какие-то глиняные фигурки-обереги, +1 к защите, но мы не знаем, как они работают.

 
 
 
 

Над селом видны традиционные золотистые олени на крыше храма. Нам повезло и смотритель открыл двери. Это новый храм, и рисунки на стенах свежие, хотя и мало отличаются от таких же рисунков столетней давности. Храм строили всем селом, кто-то давал деньги, кто-то участвовал в постройке (интересно, насколько это участие было добровольным). В результате получился богатый красками и орнаментами интерьер, который особенно поражает привыкший к камням и пыли глаз.