Travel & Photography

Travel blog

Globetrotting with the camera and that guy.

Upper Pisang – Braga

 
 

На фото горы выглядят безлюдно, но это просто у меня хороший зум. На самом деле мы идём в большой растянутой веренице туристов, которые скамкиваются в кучу на особенно крутых подъёмах. Там важно следить, чтобы никому не заслонять дорогу: сбившиеся с дыхания и уставшие люди не очень терпеливы. Очень остро поднимается вопрос туалета: чем выше, тем чаще туда хочется, и тем меньше вокруг кустов. При этом жажда тоже не отступает. Если на пути есть деревня, хозяйки пускают в туалет без проблем, хотя мы обычно и сами рады остановиться и попить у них чаю. А раз деревень мало, то стандарты уединения снижаются с каждым днём.

 
 
 
 

Портеры носят грузы на голове, цепляя их на макушку ремнём. В основном это плетёные корзины, но если приходится нести рюкзак, через лямки тоже продевается ремень и надевается на голову, заменяя собой нижнее крепление на тазу.

 
 
 
 

В лоджах пришедшие делятся на две группы: туристы и портеры. Туристы селятся в комнатах и приходят в столовую ужинать. Портеры спят в общей комнате или отдельном углу столовой на матрасах и вместе смотрят телевизор (когда он есть). Иногда другие жители села тоже приходят посмотреть любимый сериал. Или из кухни выглядывают головы проверить, что происходит в напряжённый момент фильма. Так вся жизнь столовой завязывается вокруг движущихся картинок, и нам тоже сложно оторвать от них взгляд. Смотрят в основном индийские фильмы, хотя непальские тоже сильно от них не отличаются: жестокие и беспощадные, с кучей взрывов, многозначительных взглядов и плохих спецэффектов. Злых героев видно сразу и после их поступков режиссёр делает паузу, чтобы ты успел от ужаса вырвать на себе клок волос. Хорошие герои все одинаковые и мало кого интересуют. Но то, что происходит в жизни у людей, лучше всего понятно не по фильмам, а по рекламе. Рекламы дорогих вещей, типа автомобиля или мотоцикла, почти нет. Есть майонез, прокладки и крем для лица. Ну вроде ничего странного. Только крем для лица рекламируется мужской. По паре роликов на одну паузу. Герой там ходит в качалку, ездит на мотыке и его лицо нежно разглаживается женской рукой. Дезодорант и другие предметы для груминга тоже рекламируются для мужчин. Причём дезодорант в кадре наносится только сверху на рубашку, чтобы не оголять торс. 

По статистике женщин в Непале больше, чем мужчин, но видно их реже: в основном они на кухне готовят тебе еду, пока их мужья, отцы и гости отдыхают у телевизора. Так что чувиха, если ты уже пакуешь вещи в поездку за непальским мачо, то бери его на свою территорию, тамошние традиции женщин особенно не жалуют.

 
 
 
 

Чем выше мы забираемся, тем выше горы перед нами. Их уже мало что заслоняет, и можно увидеть прогноз погоды на маршрут впереди. Впрочем, он не сработает: погода сменится через пять минут, как обычно. Уже начинается вечная горная проблема: с одной стороны поджаривает солнце, с другой — подмораживает ветер. Мне никогда не комфортно в моей одежде, потому что после того, как я переоделась, погода поменялась уже десять раз. Многие забивают болт, а может, они более закалённые, и прут до конца в том, в чём вышли. Я останавливаюсь что-то снять или надеть каждые полчаса.

 
 
 
 

Все животные пушистые, так и хочется пощупать. Особенно необычно выглядят лошади в шубе. В деревнях встречаются самые привычные коровы, а рядом на пастбищах ходят орды коз, хотя я не очень понимаю, что они там едят.

 
 
 
 

Мы познакомились со многими интересными и приятными людьми, и с некоторыми сдружились, но такого тесного общения, как в походе в Альпах, у нас не вышло. Наверное, потому, что деревень и мест ночлега здесь намного больше, все идут со своей скоростью и останавливаются всё время с новой компанией, в то время как в Альпах мы все десять дней ночевали в одинаковых хатах. Интересно, что даже самые антисоциальные люди при знакомстве пытаются установить иерархию, по которой будет понятно, кто в компании круче. Я бы сама этого в жизни не поняла, если бы обычная для наших поездок система, в которой мы занимали нестыдное место, не сменилась абсолютно новой, в которой мы были начинающие лохобаны. Обычно разговоры ведутся о таких же поездках, поэтому можно обсуждать посещённые страны, со временем выясняя, кто где был. Всё не так в горном походе. Тут людям похуй на купания с розовыми дельфинами в боливийских джунглях, ты им назови, на какой ты был высоте и на какие поднимался горы. Я не жалуюсь ни капли и рада, что мне это открылось. Так ещё и легче выяснять превосходство: место субъективной экзотичности стран занимает объективная высота. Наконец я поняла, зачем люди ходят в горы. Ещё бы, ведь начнёшь лазить как заведенный, чтобы ещё одной пачке людей доказать, что ты не лох. И чем выше залезть, тем круче вокруг тебя будут собираться люди, и тем сложнее будет отступить перед новыми высотами. А, погодите, это же не только в горах так работает. Странно, что я только заметила.

 
 
 
 

В джипе мы ехали с британцами Элиотом и Кирстин, и умудрились поболтать с ними, пока из нас не вытрясло всю разговорчивость. Чуваки работают в Дубаи хореографом и гримёром, и между контрактами путешествуют по полгода по интересным странам. Такие люди в Непале — не редкость. Многие встреченные нами путешествуют по полгода, а кто-то и по два-три. Мы со своим трёхнедельным отпуском были отщепенцами на этом празднике жизни. Правда, мы мало общались с организованными группами, что проходили мимо нас с маленькими рюкзаками и услужливыми портерами сзади. Подозреваю, в них как раз и была основная концентрация офисных работников.

 
 
 
 

Брака, она же Брага — красивая старая деревня, но мы подмокшие и уставшие, смотрим на неё издалека и тулим в ближайший лодж.

Ночлег в горных лоджах безобразно дёшев, а иногда тебе дают комнату совсем бесплатно при условии, что ты будешь ужинать и завтракать в их столовой. Если и объявят какую-то стоимость, то она выйдет не больше 10% от общего счёта. Кажется странным, ведь и такие базовые комнаты нужно убирать. Традиция настолько въелась, что если при поселении тебе и назвали цену за комнату, на следующее утро могут забыть её включить в счёт. Даже если жрать за двоих, при всём желании не выйдет потратить много денег за поход: бухать нельзя, а желудок и время на кормёжку не бесконечны. Мы тащим с собой кирпич налички, который выглядит смешно рядом с ультралёгкой снарягой в рюкзаке, и печалимся, что не можем быстро его уменьшить. Но здесь много студентов и заядлых бекпекеров. У них больше времени и сил, а денег меньше. Они несут с собой сушёное мясо, горелки, чай и едят на обед варёную на предыдущей стоянке картошку. 

 
 
20170421-IMG_5392.jpg