Travel & Photography

Travel blog

Globetrotting with the camera and that guy.

Ledar – Thorong Phedi

 
 
20170426-IMG_7105.jpg

 

Езжайте весной, говорили они.

Горы будут цвести, говорили они.

 
 
 

Что редко говорят про горные походы, это то, что какая-то назойливая хрень может испортить вам все впечатления и будет капать на мозг, пока вы не спуститесь с высоты. У Вани это была головная боль, а у меня — самый обыкновенный земной насморк. Он не был связан ни с какой простудой, начался сам по себе с набором высоты, и к этому времени развился до такой степени, что я не могла дышать носом ни днём, ни ночью. Мы взяли с собой огромную аптечку, в ней были средства от головы, жопы и ног, но не было простейших капель для носа — нам и в голову бы не пришло, что они могут пригодиться в первый раз за пять лет. Многие жалуются, что не могут спокойно спать в горах, и чем выше, тем сон беспокойнее. Но я даже подумать не могла, что причина плохого сна будет такая простая. Каждую ночь я боролась со своим забитым носом и против него. Стоило мне закрыть рот, чтобы дать отдых пересохшему горлу, как я начинала задыхаться и привет, паника. То, что мы спали полностью закутанные в спальники с торчащими оттуда носами, не очень помогало обрести спокойствие. Как только уставший от паники организм поддавался и засыпал, звенел будильник и пора было идти дальше. 

 
 
 
 

Хотя маршрут этого дня был лёгкий и короткий, морально день выдался тяжёлым. Высота продолжала напрягать, а нужно было подниматься ещё. Завтра предстоял самый тяжёлый кусок — перевал. Мы дошли до лагеря, который, как и возле Тиличо, имеет прилизанный европейский вид, потому что построен исключительно для туристов туристами же. Несмотря на то, что хозяйки лоджей обычно трудолюбивые, быстрые и не жадные, меня почему-то радовали и такие места, которые поставили туризм на конвейер. В этом месте редко кто проводит больше одной ночи подряд: все спят перед перевалом и уходят ранним утром, до рассвета. Но в большой столовой все становятся добродушными, узнают лица, что мелькали на тропинке уже несколько дней подряд, обсуждают планы, пробуют друг у друга десерты. Не считая этого большого чувака: он так и простоял с нахмуренным лицом, пока мы отдыхали.

 
 
 
 
 

Для акклиматизации мы поднялись к самому верхнему лагерю попить чаю. Там было сурово и холодно и из-за этого ещё более дружелюбно смотрели друг на друга люди в тесной столовой. Мне было удивительно, как народ может вести себя так спокойно, когда завтра предстоит такой тяжёлый день. Я напрягалась уже заранее, как будто этим можно было облегчить завтрашний переход. 

 
 
 
 
 

Мы чуть было не застряли в верхнем лагере, потому что пошёл снег, и нам пришлось срочно ретироваться вниз. Когда мы спустились, снег повалил от души. Не было видно ничего вокруг. В перебежке из столовой в комнату человек превращался в пыхтящий недовольный сугроб. В щель между дверью и стеной в нашем номере быстро надуло пушистый холм. Когда мы таращились из спальников на окна с видом на метель, нельзя было поверить, что начинался наш маршрут в тропиках с ящерицами и обезьянами.