Travel & Photography

Travel blog

Globetrotting with the camera and that guy.

Слёзы Тарковского

 
 

Насколько я знаю свою аудиторию, вы сейчас испытываете прилив дофамина от знакомой фамилии. Пока вы отвлечены на простые радости узнавания, давайте я вам немного расскажу про место, большинству из вас неизвестное.

 
 
 
 

Йеллоустоун — самый старый национальный парк в мире. И это говорит о его необычности, иначе ведь никому не пришло в голову выделять именно эту территорию. Парк расположен на месте спящего супервулкана, и здесь на площади около девяти тысяч квадратных километров происходит куча термальных активностей разного рода. Земля кипит, бурлит, поглощает и извергает настолько активно, что в существование этого места не верили лет шестьдесят, пока несколько экспедиций не доказало, что таки да, кипит. 

 
 
 
 

На туристических буклетах про Йеллоустоун обычно рисуют радужные лагуны. В них живут бактерии, и бактерии разного цвета селятся в воде разной температуры. От этого получается эффект, обратный тепловизору. Где температура воды самая высокая, живут голубые бактерии, ближе к берегам — серые, а там, где плещется уже остывшая водичка, живут жёлтые и оранжевые. Прозрачная вода уходит в синюю глубину, а сверху сопровождается белым паром. Это придаёт лагунам вид роскошных джакузи, в которые так и хочется залезть, особенно когда на улице около нуля. Но тут есть небольшой минус. То есть, очень большой плюс. Плюс двести градусов по цельсию — температура воды под землёй. Вода поднимается в источники немного остывшей, но всё ещё горячее точки кипения в 93°. Может, поэтому про местность так долго ничего не знали?

 
 
20160906-IMG_1336.jpg
20160906-IMG_1694_large.jpg
 
 

По парку разбросаны сотни гейзеров, многие из них активны. В нормальном состоянии гейзер похож на конус грязи, из которого сочится пар. Но иногда из него начинает бить фонтан горячей воды, и у некоторых гейзеров он может достигать десятки метров. Частота и предсказуемость этого события очень разные, индивидуальные для каждого гейзера. Некоторые извержения можно предсказать с точностью до десяти минут, а некоторые гейзеры считаются активными, хотя их последнее извержение было пятьдесят лет назад, удачи фотографам. В результате одно из популярных занятий в парке — охота на гейзеры. Самых нетерпеливых туристов спасает Старый Служака, который можно наблюдать несколько раз в день, пройдя двадцать метров от парковки. 

 
 
 
20160906-IMG_1607_large.jpg
 
 
 

Чтобы тебе не казалось слишком красиво, возле гейзеров адски воняет. Как только выходишь из машины, дыхание спирает не только от красот, но и от дикого запаха серы. Для развлечения можно представить, что рядом в котлах варятся все, кто тупит возле турникета в метро. Это помогает не надолго, потому что запах преследует тебя весь день, и в конце концов ты сам воняешь всеми чертями вместе взятыми.

Хорошо, что ещё не изобрели способ записывать и передавать запахи, а то вы бы не стали читать мой пост.

 
 
 
 

В Йеллоустоуне земля под ногами — это не поверхность, а явление. Её нужно исследовать, наблюдать и восхищаться. Поэтому и ходят по ней редко. В особенно активных местах для туристов построены деревянные подмостки, с которых нельзя сходить, а под ними плещется, булькает и стекает весь этот суп, как ему заблагорассудится. Иногда с зазевавшегося туриста ветром срывает шляпу и уносит в коллекцию очередного гейзера, вот и весь контакт. Пишут, что раньше за этим не очень следили, и несколько гейзеров перестало работать из-за скопившегося в них мусора, настолько они нежные. Где плотность гейзеров поменьше и есть твёрдая земля, проложены тропинки маршрутов от десяти минут до нескольких дней.

 
 
 
 

В парке живёт 60 видов животных, включая оленей, лосей, коз, волков и пум. Но особенно выделяются бизоны и медведи. О медведях все думают, но никто не видит. На каждом углу развешаны плакаты про то как вести себя, если к тебе идёт гризли. Я их боялась особенно, потому что моя любимая тактика ведения переговоров — притвориться мёртвой — с медведями не работает. А бегаю я намного медленнее Вани. Но на наше счастье, в парке каждый день около 90 новых туристов на одного медведя, так что мы так и не познакомились.

А бизоны — они просто везде.

 
 
 
 

А при чём здесь вообще Тарковский?

При том, что на территории Йеллоустоуна столько ржавчины, воды, текущей изо всех щелей и по всем поверхностям, пара и мёртвых белесых деревьев, похожих на скелеты, что вообще непонятно, как он мог упустить из виду такую прекрасную локацию. А летом можно ещё и на пожар попасть.

 
 
 
 
 

Кстати, у меня новость: я прикрутила к блогу комментарии! Напишите мне, хотите ли вы увидеть медведя, какие аналоги Йеллоустоуна вы видели в других местах земного шара или просто какая фотка вам понравилась больше всего. Надо же затестить сервис ;)