Travel & Photography

Travel blog

Globetrotting with the camera and that guy.

Доломиты, день 6

 


Путь проходил мимо фермы, где делали сыр и его продавали. В затуманенной комнате стояли большие котлы и повсюду на полках лежали куски сыра. За дверью находился магазин, в котором всё то же самое, только без котлов. После яростной жестикуляции и слепого повторения звуков предыдущего покупателя мы оказались на солнечном крыльце с кусками сыра в руках и неожиданно уничтожили их прямо на месте. 

 
 


В этот день происходил круговой забег по горам, и наш последний подъём был ходьбой с препятствиями. Тысячи бегунов сыпались по тропинкам сверху, как лавина. Некоторые бежали группами по два-три человека, некоторые сами. Их выпускали порциями, но они уже распределились по горе, так что перерывы были довольно маленькие. Наша задача была не только вскарабкаться к нашему рефуджию, но и не попасть под ноги трейлраннеров. Я с удовольствием играла в эту игру, потому что она предполагала много остановок, но даже и меня в конце подзадолбало. Чтобы не мешать забегу, многие лезли прямо вверх между зигзагами тропинки, по неудобным сыпучим камням. 

 
 

Меня впечатлило, как падают бегуны, что неизбежно, когда ты с такой скоростью катишься с крутого склона по сыпучей тропинке. У некоторых были разбиты колени, но те, кто умеет, падает на руки, так, что колени зависают в сантиметре от земли. Ещё приятно удивило разнообразие участников. Было видно, что бег по шатким камням объединяет людей разных интересов, возрастов и комплекций. 

 
 


Видимо, круг стартовал как раз из нашей хаты, потому что вниз бежали бодрые, свеженькие люди, готовые смести тебя или оббежать по скале, а с другой стороны с подготовленным столам с перекусом и напитками они уже еле подходили, тяжело дышащие, но довольные собой.  

 
 

Еда в рефуджиях была хорошая и сытная, бабушка бы одобрила. Но набор блюд был один и тот же во всех хатах, и через десять дней мы уже смотреть не могли на пасту и поленту, кукурузную кашу с запечённым сыром. Сыра было невероятно много, и даже как-то во сне мне явился большой рыжий кусок, и я кричала, что я больше не могу его есть. Утром прошло, как только понадобилось запихнуть в себя бутерброд.

Вегетарианцам, пожалуй, приходилось сложновато, потому что хотя в меню и были вегетарианские опции, как правило, это была та же полента с сыром, что ты ел вчера, позавчера и вообще с начала похода. Иногда на просьбу сделать вариант без мяса повара реагировали, просто убирая мясо из готовой тарелки. 

Зато в меню наконец появились супы, которых так не хватает в Европе, и более того, нашёлся суп с перловкой, которого было достаточно, чтобы наесться после дня пути.  

 
 

За горой рефуджия спряталось маленькое волшебное озеро такого яркого цвета, будто там утонул грузовик с фломастерами. Вокруг него устраивали пикники и задумчиво бродили отдыхающие. Томе, не долго думая, решил сделать пробежку и искупаться. Дети учились бросать камни в воду под правильным углом. Взрослые изо всех сил опустошали запасы алкоголя. Мы следили за происходящим, слегка приоткрыв разморенный глаз. Удивительно, сколько хороших фотографий можно иногда сделать, не вставая с места. 

 
 

Наглые птицы очень быстро привыкают к человеку. По поведению здешних видно, что они очень рассчитывают на то, что ты принёс с собой много лишней еды.

 
 

С одного из берегов было видно Аллеге и его озеро, как называют композицию все путеводители. Мы смогли лучше рассмотреть эту долину с рефуджия Тисси на следующий день, но и сейчас вид впечатлял. По озеру двигались точки парусников. По дорогам иногда проезжал автомобиль. Казалось, что там живут какие-то особенные люди без забот и проблем.

 
 

Озеро Колдай, хотя и поменьше размером, было не менее красивым. Ярко-синяя вода становилась прозрачной у берегов и меняла цвет в зависимости от того, с какой стороны от озера ты находился. 

 
 

Вид с порога рефуджия хотя и не содержал водоёмов, но был достойный длительного созерцания. Было видно маленький городок и склоны в пятнах солнца.

 
 

Издалека слышался колокольный звон, отфильтрованный расстоянием. В Европе строят красивые церкви, но на звук колокола обращают мало внимания. Иногда кажется, будто вместо колокола на башне висит рельса, как было у нас в посёлке. Не знаю, откуда такой эффект, вроде ведь и Малин с его звоном недалеко. Но в этот раз далёкий, едва уловимый звук был приятным и уместным дополнением к закату.

 
 


Вечером компания у окна взяла в руки гитару. И понеслась. Сначала это было наигрывание знакомых мелодий, но со временем к хору присоединялось всё больше голосов, и вскоре половина зала пела, плясала или просто подпрыгивала на стуле. В основном играли итальянские песни, но иногда кто-то бросал взгляд в нашу сторону, где сидела иностранная компания с признаками недоумения на лице, и начинали петь что-то из битлз. 

Не знать слов в такой привычной обстановке было немного удивительно и необычно. Всё вокруг выглядело таким понятным, стаканы вина, пьяная толпа, веселье и гитара, что странно было оказаться в стороне. Но и желания присоединиться особенно не было, потому что было приятно наблюдать, как разворачивалась каждая песня, как жестикулировали и гримасничали певцы, как слушатели пытались вспомнить слова.

За десять минут до тихого часа казалось, что этот балаган не остановить, что веселье уже набрало слишком большую инерцию и должно затихать так же последовательно, как и началось. Тем не менее, ровно в десять все разошлись по койкам, и на следующий день, спускаясь к завтраку, мы увидели, как эта компания с рюкзаками уже выходит на маршрут.